16 августа 2008 г.

Приорат - землебитный дворец Мальтийского ордена

Приоратский дворец. Белые стены, пятигранник каменной башни, увенчанный острым шпилем… Они вырастают из собственного отражения в поддернутых рябью водах Черного озера. Белое и черное - цвета мальтийского ордена. Для его приора Павел I приказал построить этот дворец в глубине Гатчинского парка. Дворец совершенно необычный, несмотря на свою более чем скромную внешность.

Мальтийский Орден — это государственное образование, сегодня находящееся в Италии и имеющее экстерриториальный статус. Орден Госпитальеров Святого Иоанна Иерусалимского, впоследствии базировавшийся на острове Мальта и названный по этой причине Мальтийским, возник в раннем Средневековье. В эпоху, когда первые крестоносцы ступили на Святую землю, штаб-квартира рыцарей была в Иерусалиме. Но, после изгнания Саладином христиан из священного города, иониты были вынуждены искать себе новую резиденцию. Они побывали на Кипре, Родосе, пока в 1522 году не осели на Мальте. К концу XVII века Орден был одной из сильнейших "держав" Средиземноморья.

Государственный герб Российской империи. 1799 г.

С конца XVIII века Мальтийский Орден имел большое значение и в России. В январе 1797 года Павел I заключил Конвенцию с Гроссмейстером Мальтийского Ордена, согласно которой в России учреждалось Великое Приорство Мальтийского Ордена.

Ему были поднесены титул "протектора" и высшие знаки ордена, а еще через год - "Приора"; в духовно-рыцарских орденах, следующее после великого магистра лицо. После занятия острова Мальты войсками французской республики, русский царь принял звание великого магистра (гроссмейстера) рыцарского ордена, и мальтийский восьмиконечный крест был официально помещен в русский государственный герб.

Капитул Ордена был перенесен из Мальты в Петербург /бывший дворец графа М.И.Воронцова по Садовой ул., дом 26, ныне - Суворовское военное училище/.

Именным Высочайшим указом, данным Сенату 15 декабря 1798 года, было повелено: в императорский титул включить слова «и Великий Магистр Ордена Св. Иоанна Иерусалимского».

Г.Кюгельхен. «Портрет императрицы Марии Федоровны в траурном платье. 1800»
с Мальтийским крестом I степени для женщин.

Затем особым манифестом было повелено Орден Св.Иоанна Иерусалимского составить из двух Великих Приорств — российско - католического и российско - православного, а также утверждены правила для принятия в него кавалеров.
В Орден принимались малолетние и совершеннолетние, то есть до пятнадцатилетнего возраста и после. За прием в Орден малолетние должны были заплатить 2400 рублей, а совершеннолетние — 1200 рублей. Желавшие быть принятым в орден должны были доказать свое благородное дворянское происхождение, насчитывавшее не менее 150 лет. Были учреждены государственные командорства, кроме того разрешалось учреждать фамильные (родовые) командорства с правом носить командорский мундир и командорский крест. Помимо этого император Павел I установил звания почетных командоров и почетных кавалеров, которые жаловались за военную и гражданскую службу. Для получения этих званий не нужно было доказывать свое дворянское происхождение. Для нижних чинов был учрежден «донат» — медный Мальтийский крест, который с 10 октября 1800 года выдавался за 20 летнюю беспорочную службу, взамен знака отличия — ордена Св. Анны, установленного для этого ранее. При Павле I были также установлены Мальтийские знаки в двух степенях для женщин.

С. Тончи. Портрет Павла I в одеянии гроссмейстера Мальтийского ордена

По состоянию на 1 января 1801 года в Великом Приорстве Российском (православном) состояли:
кавалеры «большого Креста» — 46, командоры «по праву» — 107, командоры с пенсией — 78, командоры почетные — 78, командоры семейные — 237, кавалеры «по праву» — 21, кавалеры почетные — 120. Итого: 822.

После гибели императора Павла I 16 марта 1801 года Александр I дал Сенату указание «О употреблении Государственного герба без креста Иоанна Иерусалимского». С 1 февраля 1817 года было запрещено ношение знаков Мальтийского Ордена.
Но все же знаки Мальтийского Ордена отдельные лица в России носили и после 1817 года, но в порядке исключения, на что получали Высочайшее разрешение. В то же время связь между Мальтийским Орденом и Российским императорским домом не прекратилась. Все российские императоры, за исключением Александра II, имели знаки Большого Креста Мальтийского Ордена, которые получали от Ордена.

В 1797 году архитектор Николай Львов по заказу императора Павла I составляет проект Приоратского дворца. Знаток архитектурных стилей разных стран и эпох Львов при создании Приората обратился к традициям зодчества Средневековья, чей язык постепенно осваивали охваченные романтическими настроениями архитекторы Нового времени. Правление Павла - время противоборства классицизма и романтизма. Приорат стал очередным свидетельством победы последнего в русской архитектуре рубежа XVIII и XIX веков.

Башня, камень, стрельчатые окна, глухие белые стены - непременные атрибуты монастырского стиля прошлого. Интерьеры дворца отвечали простоте внешнего облика. Их отделке была присуща вполне монашеская скромность.

Оригинальность Приората в том, что в нем нет повторов, каждая точка обзора нова. Со стороны Чёрного озера создается иллюзия, будто дворец расположен на острове. Подпорная стена придает дворцу черты крепости. С юга Приорат имеет сходство с готической капеллой. Северный фасад словно вырастает из воды. Со стороны главного входа — это загородная усадьба. Здание кухни выполнено в форме русской избы.

Неповторимой особенностью Приората - "Земляного игуменства", как называл его Львов, - является то, что он выстроен из прессованной земли; исключение составляют стройная башня из местной парицкой плиты и каменная подпорная стенка террасы, на которой стоит замок, из знаменитого пудостского камня.

Поскольку землебитные постройки следовало возводить в летние месяцы, к его осуществлению приступили только в июне 1798 года. Землебитные стены дворца и дворцовых построек были возведены за три месяца: с 15 июня по 12 сентября 1798 года. Стоимость стен составила 2000 руб., в то время как стоимость аналогичных каменных стен была бы 25000 руб. Приорат был принят императором 22 августа 1799 году, а 23 августа пожалован Мальтийскому Ордену. К этому времени император Павел I был de facto уже Великим Магистром — главой Ордена, таким образом став полноправным владельцем Приората.

Н. А. Львов - автор Приоратского дворца - был исключительно талантливым и разносторонне одаренным человеком: поэт и переводчик, рисовальщик и гравер, изобретатель, геолог и архитектор. С присущей ему увлеченностью, стремясь сохранить российские леса от вырубки, а крестьянские избы от губительных пожаров, опустошавших целые губернии, Н.А. Львов стал ратовать за возведение домов из негорючих материалов. Не будучи первооткрывателем технологии земляного строительства, он являлся страстным и убежденным ее сторонником и пропагандистом. Подготовив руководство для крестьян, как строить избу из земли, в целях повсеместного распространения невиданных на Руси построек "из умятой земли", он добился в 1797 году от правительства Павла I учреждения "Училища земляного битого строения" для обеспечения сельским жителям здоровых, безопасных, прочных и дешевых жилищ. Здание Приората - плод его новаторства. В пояснительной записке к чертежам Приората Львов писал, что "Долина, на которой расположено строение земляного Игуменства лежит между двух гор в конце Черного озера в Гатчине, окружена с трех сторон лесом, а четвертой водою. С полуденной стороны приезд к воротам по правому берегу сухим путем, а с северной стороны к пристани и водою. Все строение сделано из чистой земли без всякой примеси и без всякой другой связи, кроме полов и потолков, особым образом для того устроенных. Ограда и две приворотные будки для жилища привратных служащих сделаны особым образом от прочего строения. Они построены из четвероугольных земляных глыб, сбитых в станке во время дурной погоды и известью в стене соединенных. Внутренняя сторона оных оштукатурена обыкновенною обмазкою, а наружная оставлена без всякой штукатурки для показания швов, коими соединены земляные камни. Приворотные будки построены в два этажа, внутри оштукатурены посредством скипидарной воды с размешанною в оной известью. На правую руку из ворот земляная битая кухня более половины своей высоты в горе построена, внутри оштукатурена обыкновенным образом, а снаружи спрыснута скипидарною водою и затерта только по земле. Главный корпус, сверх фундамента каменного построен весь из земли, набитой в переносные станки, ни снутри, ни снаружи (кроме окон) не оштукатурен, а затерт только по земле скипидарною водою. Высота комнат нижнего жилья от полу до потолка 5 аршин 4 вершка; верхнего же жилья комнаты имеют высоты от полу до потолка в касетонах 5 аршин 3 вершка. А все строение от горизонта воды до кровельного шалома 4 сажени 2 аршина. Башня построена из парицкой плиты, высоты имеет к горизонту воды до верхней звезды 14 сажен с половиною. Толстота стен один аршин. В средине башни сделана круглая каменная лестница. Во всем строении оной, кроме лантерна не употреблено ни одной железной связи. Дорическая колонна и навес поддерживающая, сделана также из чистой земли. Капитель и подножная плита из пудовского камня, из которого и вся набережная сторона оградной стены построена. Все строение покрыто железом, кроме ограды, закрытой прямой черепицею".
В этом кратком пояснении, не сохранившемся до наших дней в оригинале, Львов глухо упоминает об одном новшестве, им примененном. Для облегчения межэтажных перекрытий в трех залах нижнего этажа он использовал потолки без штукатурки, оформленные кессонами из досок. Кессоны с гладким дном или с фигурными точеными украшениями обогатили как интерьеры дворца, так и арсенал декоративных архитектурных приемов русского классицизма. В пяти верхних комнатах потолки были расписаны мастером Ф. Бонгом "сходно против данных рисунков и показания господина Львова".

Техника землебитного строительства была разнообразна, и в каждом отдельном случае применялись различные способы, что нашло отражение в здании Приората. Стены его сделаны монолитными путем прессовки, или, как тогда выражались, "набивки" земли в специальные деревянные переносные станки-опалубки. По мере высыхания стена становилась крепкой, как камень, и не боялась огня. Между первым и вторым этажами пояс, где крепились деревянные балки перекрытий, был сделан не "набивной", а сложен из обычного кирпича; выше снова шли монолитные стены.

За свою долгую жизнь здание ни разу не реставрировалось. Более того, 100 лет дворец простоял в первозданном виде, и только потом стены здания оштукатурили, набив на них дрань.

Приорат должен был служить своего рода показательным зданием, которое могло бы привлечь внимание правительства, а следовательно, облегчило бы "распространение среди широких слоев населения такого рода строений, не требующих ни дерева, ни камня" и безопасных в пожарном отношении, предназначавшихся главным образом для "доставления сельским жителям здоровых, безопасных, прочных и дешевых жилищ, а также "для сбережения лесов российских". Однако землебитная техника строительства не получила распространения.

Львов был не только архитектором-практиком и изобретателем новых строительных материалов, он был еще и выдающимся теоретиком. В частности, он писал: "Земляное битое строение как для удобства в постройке, так и для прочности своей требует почти особого рода архитектуры, хотя простой, но в простоте своей довольно красивой и прочной", Приорат вполне отвечает требованиям, предъявленным Львовым к этому виду зодчества: простоты, красоты и прочности. Действительно, здание лишено каких-либо внешних декоративных элементов; все его очарование заключается в прекрасно найденных соотношениях простых объемов разной высоты. Двухэтажный основной корпус пластически сочетается с одноэтажной пятигранной пристройкой с вытянутыми "готическими" окнами и пологой кровлей. Всю пространственную композицию, как стержень, держит высокая граненая башня, завершенная шпилем. Поставленный на самом берегу Черного озера, дворец удивительно гармонично слит с окружающим пейзажем.

Новая жизнь землебита. Строительство из грунта как способ решения архитектурных и градостроительных задач известно с незапамятных времен. Наши предки широко использовали его не только при возведении городских стен и других оборонительных сооружений, но также и при строительстве жилых домов, общественных и культовых зданий. С древних времен, особенно в безлесных районах, жилье и другие постройки возводили из грунта. Землю набивали в опалубки или блочные формы и добивались плотности трамбованием. Землебитные стены исключительно прочны и долговечны. Они дают небольшую усадку, мало набухают от сырости, почти не образуют трещин и имеют очень низкий коэффициент теплопроводности.

Одним из наиболее известных строений в технике землебита — считается Приоратский дворец в Гатчине.Это единственное подобное сооружение, так хорошо сохранившееся до наших дней. Во время Великой Отечественной войны здесь шли ожесточенные бои. От снарядов и авиабомб рушились даже более поздние массивные каменные постройки, а землебитный дворец выстоял. Архитектор сумел подобрать такой состав грунта, что он и по сей день по прочности соперничает с сооружениями из железобетона. Во время строительства дворца в прочную передвижную опалубку закладывали подготовленную грунтомассу естественной влажности высотой 12-15 см, тщательно утрамбовывали и заливали шестимиллиметровым слоем известкового раствора нормальной жирности, после чего укладывали очередной слой грунта. В составе массы для возведения стен — 58% песка, 20% пыли (мелкой земли), 18% глины, 4% гравия (3-7 мм). Органические примеси не добавлялись. Такие стены можно возводить везде, где они смогут просохнуть за лето.

Период с 1954 по 1985 год характеризуется бурным развитием сборного железобетона. В это время из массового строительства были практически вытеснены все другие материалы включая и такие, казалось бы, традиционные, как кирпич и дерево, не говоря уже о грунте. Однако разразившийся в середине 70-х острый энергетический кризис заставил многих специалистов и политиков по-новому взглянуть на накопленный человечеством опыт. В 1972 г. в Иране собрались архитекторы и инженеры из разных стран мира для обсуждения проблем сохранения и развития многостороннего и глубокого культурного опыта, каковым является архитектура из грунта. В течение последующих лет усилиями этих специалистов была подготовлена организационная, юридическая и научная база для проведения I международной конференции "Архитектура из грунта", которая состоялась в 1980 году в турецкой столице Анкаре.

Этот международный форум положил основу официальному признанию, уже на современном уровне развития архитектурной и строительной мысли, архитектуры из грунта. В развитых странах мира стали создаваться центры и научные лаборатории по изучению проблем строительства из грунта, возрождению древних традиций такого строительства. Популярность землебитной архитектуры в мире растет с каждым годом. Сейчас в Испании, Италии, Франции, Англии, Японии, США, многих других странах подобный вид строительства приобретает все большую популярность. Необходимо заметить также, что в благополучных высокоразвитых странах популярность эта обусловлена не столько экономичностью, сколько превосходными строительными качествами, благоприятными условиями для проживания, высокой комфортабельностью таких строений. Здания из земли гигиеничны, сухи, кроме того, они значительно теплее кирпичных. Расход топлива для поддержания в них нормальной комнатной температуры меньше, чем при аналогичных условиях в каменных и даже деревянных зданиях. Постройки из земли не только не горят, но от действия огня становятся еще прочнее. Использование земли для строительства способствует также сбережению леса, снижению энергозатрат на изготовление и транспортировку стройматериалов, ведь для изготовления землеблоков подходит практически любая земля, за исключением чистого песка.

Землебитное строительство сегодня опирается на достижения высоких технологий. Основой для их разработки стало использование всеобщего принципа самоорганизации, характеризующего все природные процессы, в результате которых образуются разнообразные структуры. Познать суть явления самоорганизации и использовать ее в собственных интересах оказалось вполне по силам пытливым умам. В окружающем мире при внимательном рассмотрении можно найти примеры, когда материалы, подобные грунту, и сам грунт приобретают предельно плотную структуру без значительных усилий. Один из наиболее ярких примеров — образование плотной дорожки вдоль береговой линии, называемой заплеском. Размеренное движение прибойной волны приводит к образованию плотной структуры независимо от характеристик грунта, образующего берег. Миллионы частичек песка по воле волн занимают наиболее устойчивое компактное положение, образуя между собой максимальное число контактов. И все это происходит без приложения больших давлений к слагающему берег материалу. Изучение и использование процессов, подобных этому, и позволило перевести материальное производство на более высокую качественную ступень.

Источник информации: al-spbphoto.narod.ru, museum.ruuuu.ru, nestor.minsk.by
Каталог@Mail.ru - каталог ресурсов интернет Яндекс цитирования